Кровавое воскресенье: описание событий 1905 года

Непосредственное начало Первой русской революции положило Кровавое воскресенье, произошедшее 9 января 1905 года. Чтобы разобраться в характере случившегося, нужно понять его предпосылки. Они напрямую касаются «Собрания», имеется в виду собрание рабочих, легальная организация, которую возглавлял священник Георгий Гапон.

Кровавое воскресенье

Но вообще историки считают, что причины Кровавого воскресенья надо искать в поражении в русско-японской войне, а также в нежелании Николая II заниматься государством. С одной стороны, люди ощущали довольно сильную неудовлетворённость. Особенно притеснялся рабочий класс, который практически никак не был защищён в стране. С другой стороны, они слабо понимали, что им нужно делать, в лице монарха не видели яркого лидера. Поэтому появление таких личностей как поп Гапон, харизматических, с неплохо развитым ораторским талантом, понимающих свою аудиторию, заставило людей начать прислушиваться.

Стоит отметить, что ряд требований рабочих был действительно справедлив. Например, 8-часовой рабочий день. Или же защита от незаконного увольнения, возможность подавать жалобы и так далее. В то же время рабочие сами хотели контролировать размер получаемой оплаты, во время выступлений в «Собрании» они практически убедили себя, что это вполне возможно. Представить себе, чтобы такое было в действительности выполнимо, трудно даже сейчас. Хотя, безусловно, какие-то гарантии здесь нормальны.

Содержание

Основные события вкратце

Если освещать такое исторические событие как Кровавое воскресенье 1905 года кратко, то основные события можно свести к следующему: выступления «Собрания» стали приобретать всё больше популярности, Гапону удалось добиться на нескольких предприятиях забастовками уступок, что обеспокоило предпринимателей. В итоге на Путиловской фабрике мастер уволил 4 рабочих за то, что те состояли именно в «Собрании». Попытки договориться об отмене этого решения, санкциях для мастера результата не дали. Забастовка тоже ни к чему не привела, даже тогда, когда она стала перекидываться на другие предприятия. Всего в ситуацию было втянуто около 150 тысяч человек.

С учётом создавшейся обстановки Гапон предложил подать петицию царю. Он также пытался встретиться и поговорить с представителями властей, передавал документ в Зимний дворец, но священника упорно игнорировали. Что привело к накручиванию ситуации и ужесточению формулировок, а потом и к крайностям: или царь удовлетворит все наши требования, или у нас нет царя. Обстановка накалялась, и когда 9 января 1905 года рабочие решили пойти к Зимнему дворцу, пролилась кровь. То, что большинство из них были совершенно безоружны, вызвало огромное возмущение в социуме. Так дата 9 января 1905 года вошла в историю и стала началом Первой русской революции.

Кровавое воскресенье: мифы

Вокруг кровавого воскресенья исторически очень много мифов, преувеличений то в одну, то в другую сторону. Для начала: многие, особенно советские историки, почему-то любят изображать Кровавое воскресенье как расстрел безоружной толпы перед окнами Зимнего дворца на глазах у царя, который слушал, как его сначала долго звали, потом отказались расходиться, но он всё равно не вышел. А толпу всю расстреляли. Убийства безоружных действительно были, и обстановка их не оправдывает. Тем не менее вся картина

несколько сложнее. К тому же царь ни к кому не вышел, потому что его в те дни вообще не было в городе. Возможно, он и так бы не вышел, но его отсутствие – это факт.

В отличие от тех исторических событий, которые случились очень много лет тому назад, описываемое произошло в 1905 году, сохранились даже фотографии Гапона, масса свидетельств очевидцев, протоколы допросов и так далее. Событие действительно крайне неприглядное, в особенности для правительства, поэтому искажать происходившее как-либо нет смысла.

Для начала стоит охарактеризовать роль самого Гапона. Он был талантливым оратором, как уже и было сказано, как священник вызывал доверие у обеих сторон, то есть и у властей, и у рабочих. Благодаря дружбе с градоначальником довольно долго избегал ареста, чем и пользовался. Его борьба за права и улучшение жизни вызывает сочувствие. Но при этом Гапон оказался чрезмерно оптимистично настроен по поводу исхода шествия и попытки вручить царю лично петицию. Ещё он довольно резко перешёл от требований и надежды на царя как на защитника к угрозам свержения и постоянным забастовкам. При внимательном изучении предыстории событий кровавого воскресенья можно увидеть, как его позиция менялась в более резкую сторону практически каждый день. Можно сказать, что стремительностью развития событий он напугал власти и не дал им времени обдумать существующие варианты того, как они могут прореагировать на ситуацию. Нельзя сказать, что произошедшее – полностью ответственность Гапона. Однако какая-то часть точно есть.

Настораживает при внимательном изучении данных о деятельности «Собрания» то, что рабочие желали слушать исключительно Гапона или только его доверенных лиц. Когда другие революционеры (меньшевики, большевики, эсеры) осознали, что в Питере сложилась реальная революционная сила, они попытались ходить на встречи и агитировать, но их не слушали, прогоняли или даже били, выкидывали и рвали листовки. По признаниям очевидцев, на собраниях у Гапона царила какая-то почти религиозная обстановка. Священник часто читал «Отче наш», каждый пункт петиции не только зачитывался, но и пояснялся до тех пор, пока все не достигали состояния полного согласия, пока весь зал не начинал хором громко выкрикивать одобрения оратору. Больше всего это напоминает некоторые секты, а не критическую разработку планов деятельности.

Что перекликается с поведением рабочих, которые шли к Зимнему дворцу 9 января. Многие при виде солдат распахивали на себе пальто и верхнюю одежду, начинали кричать, предлагая стрелять, смеялись. Это напоминает людей, доведённых до состояния сектантского экстаза, уверенных, что они страдают за лучшую жизнь, служат высшей цели. Возможно, у некоторых отсутствовало понимание реальной угрозы жизни или же того, что всё, что происходит, реально. При этом в том же шествии собирались участвовать эсеры. Они собирались прихватить с собой оружие, кто-то планировал принести бомбы, некоторые сделали планы по строительству баррикад.

И здесь стоит плавно перейти к мысли об исключительно мирном и безобидном характере шествия. Для начала: Гапон угрожал вывести на улицы Питера до 150 тысяч человек. Даже сейчас это довольно много, тогда это была очень серьёзная цифра, которая представляла опасность, поскольку такую толпу невозможно было контролировать никакими силами, кроме разве что армией. Даже и безоружную.

Помимо этого, сохранились ещё воспоминания о том, что Гапон просил оружие у эсеров, включая бомбы. Из толпы по военным стреляли, следовательно, у демонстрантов было при себе оружие. Впрочем, демонстрация действительно была мирной: ни один военный не был убит демонстрантами, никто не сопротивлялся разгону, в то время как солдаты застрелили или порубили шашками несколько сотен человек за весь день и ранили примерно столько же. Тем не менее у эсеров и большевиков были свои планы, касающиеся включения в демонстрацию. И они как раз не предполагали полностью мирного исхода событий. Впрочем, справедливости ради нужно отметить, что Гапон с большим трудом, но убедил рабочих дать гарантии неприкосновенности и безопасности царю. И надо полагать, что если бы Николай II к ним вышел, они были бы выполнены.

Вышесказанное не означает, что мирный характер демонстрации каким-либо образом отрицается. Просто события несколько сложнее, чем их обычно показывали советские историки. И если не понимать такие моменты, не пытаться разобраться, то начинается неизбежное искажение.

Кровавое воскресенье кратко

Ответственность властей

Большое значение в происходящем имеет ответственность властей. Николаю II сообщали о настроениях рабочих ещё до трагедии. При желании он вполне мог бы вникнуть в обстановку глубже, тем более что тогда цензура была ослаблена, и многие события вполне просачивались в прессу. Если бы император лично взял бы ситуацию под свой контроль, согласился пообщаться с делегатами раньше, чем случилась трагедия, пообещал бы им реформировать законодательство в сторону защиты их прав, то, вполне вероятно, что Первая русская революция вообще не состоялась бы. Ведь внимательное изучение ситуации показывало, что до начала всех событий ни одна из революционных партий не обладала сколько-то реальным весом.

Кроме того, власти не имели права стрелять в людей. Часть демонстрантов явно могли бы уговорить рано или поздно разойтись, часть – пропустить ближе к Зимнему дворцу. Да и разгон вполне возможен без применения огнестрельного оружия, особенно с учётом того, что была зима. Вероятно, ситуация могла бы измениться к лучшему, если бы к шествию вышел кто-нибудь другой, достаточно влиятельный, вместо Николая II.

Загрузка...

Стоит отметить ещё и удивительное бездействие до момента, пока ситуация не стала критической. Приказ арестовать Гапона дали, но уже тогда, когда осуществить его без человеческих жертв оказалось невозможно. «Собранием» заинтересовались, но, опять же, поздно. И из таких моментов и складываются трагедии.

Загрузка...

Похожие статьи